Страны и города
Путешествуя по миру, открывая новые места, мы хотим поделиться со всеми
Алишер Таксанов

Интимная жизнь и меньшинства

Про "это"

Именно "про это" в Германии часто говорят по телевидению. Например, телеканал VOX каждый четверг передает часовую программу Wa(h)re Liebe, который ведет знаменитый на всю страну трансвестит Лило Вандерс. Это мужчина, которому сделали хирургическую операцию, и он стал женщиной.

Конечно, СНГ подобными штучками не удивишь, особенно, если вспомнить передачу по ТВ-6 "СВ-шоу", где мужчина играет роль Верки Сердючки, или "О.С.П.-студия" с Кларой Захаровной.

Но если российские актеры лишь придуряются под женщин, то Лило – настоящий трансвестит и ни под кого не косит. Он есть тот, кем она есть. Лило рассказывает о различных новинках в сфере интимной жизни и при этом не стесняется, если необходимо показать, как правильно пользуются вибратором или искусственным фаллосом, правильно надеть презерватив.

С этой стороны, передача носит просветительский характер и весьма полезна для подрастающего поколения. Но здесь же рассказывается о новых порнофильмах, берутся интервью с ведущими порноактерами, режиссерами и сценаристами, демонстрируются новые изобретения в области интимных отношений.

"Про это" можно получить хорошее представление, зайдя в секс-шоп. Не стоит вскидывать руки в возмущении, мол, это непристойное заведение, чуть ли не публичный дом. В Германии так не считают. Это вполне приличное и порой необходимое учреждение, куда ходят не только подростки и взрослые люди, но и даже пожилые, которым, казалось бы, пора забыть об этих прелестях жизни.

Там любому объяснят, что такое вибратор, как им необходимо пользоваться. Просветят и о куклах, и манекенах, которые некоторые люди (чаще всего страдающие физическим неполноценностью) используют в интимной жизни. Здесь же широкий выбор контрацепции, видеофильмов, книг и журналов.

Свой товар найдет также любитель садомазохизма, дрендофилии, зоофилии, тантанофилии и прочих направлений. Как считают эксперты, лучше люди официально получат то, к чему их толкает природа, чем они с оружием будут стоять ночью у подворотни и ловить женщин. К насильникам отношение у всех отрицательное.

О том, какое развитие здесь получило направление "про это" можно было увидеть 8 июля в Берлине, когда сюда стекалась молодежь на празднование Парада любви. По масштабам это мероприятие превзошло карнавалы в Бразилии и Аргентине. Конечно, люди здесь были менее пестро разодеты, чем в латиноамериканских форумах (на это есть, впрочем, объяснение – в Берлине в это время очень холодно, аж ниже 16-14 градусов тепла, и поэтому долго не простоишь на улице в неглиже), однако по направлению и свободе им можно было позавидовать.

И кого здесь только не было. Я с изумлением смотрел на голых людей, тело которых было покрыто краской "под одежду" (разрисованный фрак, трико или костюм). Не стеснялись своего поведения гомосексуалисты "розового" и "голубого" направления. Порноактеры и участники секс-концертов веселились на подмостках. Нудисты кричали о чистоте тела и призывали отказаться от одежды. Даже старики, прикрытые фиговым листком или бикини, приплясывали под электро-рок.

Африканцы напяливали на себя какие-то разноцветные перья и выделывали такую джигу, словно собирались на охоту, а азиаты в прозрачных шелках совершали пластичные и в то же время ритмичные движения. Некоторые придурки залазили на фонарные столбы и оттуда кидались презервативами, наполненные водой. Мне почему-то захотелось в ответ бросить в них чего-нибудь более солидное, например, оружие пролетариата.

Трансвеститы и транссексуалы натягивали на себя какие-то странные одежды, на голову надевали искусственные члены, а на спину резиновые женские груди, и превращались в каких-то "половых монстров". Панки, рокеры, металлисты, хиппи не могли пропустить такое мероприятие, как парад и тоже веселились на всю катушку.

Всего сюда 8 июля приехало свыше 1,3 млн. человек (в прошлом году их было более 1,5 млн., видимо, погода просто распугала любителей "свободной любви"), и эта вся толпа шла к Бранденбургским воротам под многочасовую какафонию, иначе именуемую современная музыка. От высоких децибелов у меня уже стало гудеть в голове, а от огромного количества людей даже стошнило. Я не понимал, как молодежь это способна терпеть, пока не увидел банки из-под пива, пакетики из-под наркотиков, а также затычки в ушах некоторых парней. Видимо, только так можно было застраховать себя от сумасшествия на этом празднике.

Кстати, никакого криминала здесь не отмечалось. Не было массовых драк или столкновений, хотя в первые часы полицейские задержали 36 продавцов наркотиков. Люди всех национальностей праздновали, как могли. Правда, после себя они оставили более 3 тыс. тонн мусора, и население города в течение месяца не могло прийти в себя. Меня также поразило и то, что отцы города разрешили проводить это мероприятие в столице государства, у носа правительства и федерального канцлера. Может быть, это тоже форма демократии, которая нам еще непонятна?

Когда рядом со мной со скоростью черепахи проползла платформа с кричащими "половыми монстрами", я залез на нее, чтобы сверху снять происходящее на видеокамеру. Но едва я очутился на площадке, как ко мне подскочили две девицы и стали стягивать с меня шорты.

От изумления я аж обомлел, а затем попытался их остановить, мешая немецкие, английские, узбекские и русские слова: "Найн, это нельзя! I don't wont it! Э-э, ёкол джини-киз! Вы что, с ума посходили все тут? Хенде хох!", но все мои фразы шли мимо женских ушей. Меня повалили на пол, а сверху уселась одна блондинка.

Я понял, что сейчас начнется что-то ужасное. Рискуя сломать дорогостоящую камеру, я вывернулся, столкнул с себя обалдевшую даму, выхватил у другой свои шорты и спрыгнул с платформы. Вслед за мной слышались веселые крики, смех и улюлюканье. Мне почему-то расхотелось влезть на другую платформу, хотя там, как будто сидели более спокойные товарищи.

Кстати, если вы видели рекламу жевательной резинки "Ригли сперми", которую жевали в 60-х годах, 70-х годах и в настоящее время, то знайте, что последние кадры показывают именно Парад любви. Правда, я там не видел любителей жвачки, зато любителей "свободных отношений" - целое море. Можно сказать, что 8 июля – это день разврата и раскованности.

Уже через два часа я, едва держа себя, еле выполз из толпы и устремился к ближайшему скверику. Каково было мое изумление, когда даже там я увидел молодых людей, в кустах занимающихся сексом. Я насчитал двадцать пар, но их, правда, вскоре разогнала полиция. Служители правопорядка никого не арестовывали, они просто требовали от любвеобильных людей прекратить это "безобразие" здесь и продолжить, если им уж не втерпежь, у себя дома.

В итоге я еле дополз до машины и, немного отдохнув, рванул в Ганновер, на выставку. Как продолжились "боевые" действия в Берлине я уже смотрел на следующий день дома, в Штендале. Люди веселились до утра. Телеоператоры постарались: задницы так и вертелись у экрана, а комментаторы давали свои замечания по прошедшему празднику.

Но само мероприятие "про это" для меня не было шокирующим, поскольку неделю раньше я в Кёльне на 10-м юбилейном параде гомосексуалистов и транссексуалов, который проводился в честь Дня Кристоферстрит. Там людей было во много раз меньше (40 тыс. участников и 700 тыс. зевак из всей Европы), и проходил форум любителей "нестандартной любви" более спокойно.

Кстати, именно там я познакомился с Лило Вандерс (о ней или о нем читайте выше). На ломаном английском, который порой переходил в отчаянную жестикуляцию, я задал пару вопросов и получил ответы, которые я, к сожалению, мало понял (учи, брат, после этого язык!). Зато она (или он) понял (а), что я – турист из Узбекистана и как журналист страстно интересуюсь подобными проблемами.

Пока шел разговор, на Шильдерстрассе разыгрывались театральные представления эротического свойства. На Хоймаркте танцевали представители однополой любви. Денвиз нынешнего форуме геев – "Дело вместо слов". Подоплека – самая что ни на есть политическая. Дело в том, что Союз германских лесбиянок и гомосексуалистов в очередной раз потребовал от политиков предоставить им широкие гражданские права.

Кстати, среди них, как я потом прочитал в газете, веселились министр по защите окружающей среды Юрген Триттин (от партии "зеленных") и министр здравоохранения Андрея Фишер. Сюда же пришел и генеральный секретарь СПД Франц Мюнтеферинг в сопровождении дочки-лесбиянки.

А вот генеральный секретарь ФДР Гидо Вестервелле официально поприветствовал участников парада из Берлина, а кельнский бургомистр Фриц Шраммер (СДУ) заявил, что 10% жителей Кельна – представители сексуальных меньшинств, и среди них у него немало близких друзей. Он призвал и других политических деятелей не чураться подобных контактов. Куда уж там, - подумал я, балдея от всего этого.

Затем ровно в полдень я (только как журналист, а не участник) вместе со всеми под громкую ритмичную музыку в стиле "техно" начал путешествие от здания международной ярмарки в кельнском районе Дойц до кафедрального собора. 4,5-километровое шествие возглавил черноусый филиппинец Альфред, облаченный в костюм Икара. Гости бросали в толпу цветы, конфеты, презервативы, поливали из водяных пистолетов, что в тридцатиградусную жару было более чем приятно (в Берлине такого кайфа уже не было).

Рядом со мной шла девушка, у которой бюстгальтер был сшит из двух половинок футбольного мяча, которая орала: "Футбол обожаю, а вот Риббек – не возбуждает!". Слава богу, что на меня она не обращала внимания, но, на крайний случай, я от нее отошел подальше. С другой стороны степенно шли мужи в красных мантиях – гомосексуальные судьи и адвокаты. Впереди меня, весело смеясь, маршировали лесбиянки и "голубые" из числа полицейских.

Через шесть часов толпа остановилась у собора и рядом с ним началась шумная дискотека. На нем оставаться мне уже не хотелось и я вернулся в Штендаль. Но в этот день на воздушном шаре обручились двадцативосьмилетний Маттиас Фрей и тридцатиоднолетний Штефан Ример из Висбадена, а благословил их боннский священник.

Что я этим хотел сказать? То, что для нас это кривое зеркало. Короче, Запад продолжает "гнить" даже сексуально.

Нудисты - это серьезные пофигисты

Нудизм в основном популярен в Восточной Германии. Говорят, коммунисты терпели это "безобразие", поскольку это отвлекало людей от политики и стремления бастовать, выражать недовольство, выходить на улицы и устраивать беспорядки. Это была как бы взятка гэдээровцу, чтобы он не влезал туда, где это могло не понравиться "штази" (спецслужбе ГДР). Западники же относятся к FKK (именно так понимается аббревиатура культуры голого тела) с иронией, а кое-где и презрением. Но не стоит вбивать в голову, что западный немец будет выражать протест, если кто-то голый пробежит по пляжу. В этом смысле ему, как у нас говорят, "по барабану". Потом, культ тела у них прослеживается везде, возможно, это связано с тем, что в стране низкая рождаемость, население стареет, и государство стремиться поддержать генофонд. О сексе в разных формах часто передают по "ящику", говорят в радиопередачах, призывают приобретать разные снадобья, "инструменты" и интим-услуги соответствующие рекламные объявления в газетах.

В стране много пляжей и зон отдыха, где культивируется FKK. Даже существуют клубы и бассейны, где любой желающий может продемонстрировать свои прелести и никто его за это не осудит. Под Штендалем мне приходилось видеть такие "островки", которые находились несколько в стороне от обычных пляжей. Туда и я совершил несколько "набегов", другое дело, что первые минуты я не мог подняться с песка, а потом даже стало неинтересно смотреть на обнаженные фигуры. Но даже и на обычных местах женщины купались и загорали без бюстгальтеров, порой полностью переодевались прямо перед тобой, не испытывая ни тени смущения. Нужно сказать, никого, кроме меня вначале, это не шокировало. Кстати, там я не видел ни одну кабинку для переодевания, и в первые дни надевал плавки в своей машине.

В Магдебурге я как-то заглянул в водный клуб "Немо" (наверное, в честь легендарного капитана - героя романа Жуль Верна), где после семи вечера вводился режим FKK. Там же действовал и ночной клуб, и стриптиз-холл (туда вход за отдельную плату). Что меня также удивило, что стены у клуба полностью прозрачные (то бишь из стекла) и любой с улицы прекрасно видел купающихся внутри. И хоть бы кто выразил неудовольствие! Впрочем, зевак тоже не было. Порой мне казалось, что в жизни мужчин абсолютно не интересуют женщины, а женщин, наоборот, мужчины.

Продолжение
Источник 100 дорог

Перепечатка, публикация статьи на сайтах, форумах, в блогах, группах в контакте и рассылках НЕ допускается
Рейтинг@Mail.ru