Страны и города
Путешествуя по миру, открывая новые места, мы хотим поделиться со всеми
Наташа Штамм

Безопасность прежде всего

Опубликовано с разрешения автора
Оригинал находится по адресу:
http://pages.sbcglobal.net/snatasha/united.htm

Я, как и многие, к хорошему привыкаю легко. Качественное обслуживание в Америке довольно быстро породило потребительское достоинство, а богатый выбор возможностей позволил удовлетворенно чувствовать себя хозяином положения. И мы, свеженькие американские граждане, воспринимая все блага как данность, подчас довольно бурно реагируем на сбои в этой системе, чем и отличаемся от коренных американцев. Меня удивляла не раз их способность доброжелательно потребовать положенного внимания и с полнейшем спокойствием реагировать на то, что мы бы назвали абсолютным безобразием.

Я с интересом наблюдала в себе образовавшуюся двойственность - как приступы горячего возмущения путаются с уже родившимися благодушием и смешливой невозмутитимостью.

На праздник Благодарения я гостила у дочки в Фениксе. Приятное - скоротечно, и наши чемоданы уже упакованы. Солнышко клонилось к закату, нам уже пора было в аэропорт.

На всякий случай дочка решила уточнить время отлета, и я вдруг слышу: «Как отменили? Рейс отменили, и больше рейсов сегодня нет? Как - что вы можете сделать? » Ну, вы знаете, конечно, как противно себя чувствуешь, когда все планы идут наперекосяк, и ты оказываешься бессильным во власти обстоятельств. Я в порыве чувств выплеснуть все, что я думаю, кому-нибудь в лицо, а не в эту все приемлющую телефонную трубку, решаю ехать в аэропорт. Да и теплится такая глупая надежда на «авось» - авось на месте, в аэропорту, все уладится.

«Сколько раз твердила тебе, чтобы не летала United» - говорит дочка, садясь за руль. Мы тронулись в путь.

Я потратила столько времени, чтобы найти и купить эти билеты далеко заранее, подстроить все свои планы, завтра надо быть обязательно на работе, и вот - на тебе.

В машине на меня пахнуло удивительной смесью жарковатого дневного и прохладного вечернего воздуха. Во все небо полыхал Аризоновский закат. Бескрайние горизонты, хрустальное небо, тонюсенький и трогательный серпик луны, причудливые темные очертания скалистых невысоких гор, и разбросанные то тут, то там, смешные трезубцы громадных кактусов.

Негромко пересмеивались мои девочки. Краски заката менялись в такт русской поп музыке. Машина мягко бежала по широким дорогам, все сверкало чистотой, свежестью и яркими красками.

«Как же все-таки хорошо!» - подумала я. «Какие это мелочи – самолет отменили! Ну, опоздаю на работу, ну, проторчу в аэропорту лишних часов пять. Большое дело!».

Я была почти умиротворена, когда мы въехали в гараж аэропорта. Увидев очередь на регистрацию (очередь одна на все рейсы этой компании, а регистраторов много), я почувствовала, что закипаю опять. Стояла в этой длинной очереди и начинала всех ненавидеть: «Мужики все пузатые, женщины размалеваны!» Все–таки было очень досадно лишаться наслаждения гладким и запланированным течением событий.

Пока, стоя в очереди, я разбиралась в своих эмоциях, дочка позвонила в эту компанию по мобильному телефону и забронировала нам билеты на утренний рейс с пересадкой в Лос-Анжелесе. Я воинственно двинулась к стойке.

Ну нет никакой возможности сердиться на широко улыбающегося тебе человека. Вот так, мило улыбаясь, регстраторша сообщила, что мы удачливы, раз нам дали билеты на утренний рейс. Так же мило улыбаясь ей в ответ, я усомнилась в совпадении наших пониманий удачливости и сказала, что если бы у меня было желание лететь днем позже и через ЛА, то это мне стоило бы несколько дешевле и потребовала компенсацию. Она протянула мне по 50-ти долларовому ваучеру на каждый билет. Я мило ответила, что постараюсь никогда больше не пользоваться услугами их компании, но ваучеры на всякий случай взяла .

Мы подошли к менеджеру. Он предложил нам гостиницу и талоны на еду, я же ответила, что лучше наличными, чтобы можно было пойти в ресторан и выпить за здоровье их обслуживания. В этом удовольствии нам, естественно, отказали.

Официальная причина была – технические неисправности. Что являлось полуправдой. На мое замечание о том, что они должны были подумать о своих возможностях два месяца назад, когда они брали с меня деньги за билеты, он разразился хорошо отрепетированной тирадой о том, что безопасность прежде всего, о своих целях и задачях и о своих очень глубоких и искренних сожалениях.

С одной стороны, я понимаю, что от этих служащих зависит очень немного. И в таком монстре, как «United», концов найти невозможно. С другой стороны, если молча все проглатывать, можно остаться жить в этом аэропорту на довольно долгий период. А эти служащие на своих оперативках обязательно передадут наши эмоции вверх по лестнице.

Самое замечательное, что при таком скопище народа не слышно было ни брани, ни даже сильно расстроенных лиц. Все воспринимали это довольно спокойно. Услышала, как одна женщина говорила своей спутнице - «Завтра, так завтра, я не хочу их торопить, безопасность прежде всего». Последняя фраза - просто крылатая фраза авиакомпаний.

Честно признаться, отсутствие видимой реакции со стороны пассажиров меня удивляло не раз. Заплатить такие деньги заранее и так невозмутимо относиться к суточным задержкам! И это в Америке, где время – деньги в буквальном смысле слова.

Моя свеженькая привычка к хорошему обслуживанию легла на толстый пласт потребительской униженности и несомненности, что меня дурят в постоянном режиме. Американцами владеет полная уверенность в усилиях каждой компании удовлетворить потребительские аппетиты и в реальное существование объективных проблем. Ну а что без проблем ни одно дело не обходится – они знают хорошо. Их доверчивость иногда просто поражает. Ведь врут же о технических проблемах!

Но это спокойствие не от незнания правды, это от принятие событий такими какие они есть и отсутствие априорной идеализации. В этом конкретном случае бастовала часть персонала. Позже я видела по телевизору большой репортаж о проблемах этой авиакомпании, забастовках, массовой отмене и задержках рейсов, и дружном мнении пассажиров по возможности не пользоваться их услугами.

В общем, мое благое намерение выспаться и начать рабочую неделю свеженькой как «огурчик» пошло прахом. Мой зять решил порадовать расстроенную тещу и вкусненько пожарил картошечку. А их здоровая овчарка Алард просто была счастлива, тыкая в меня зажатым в пасти мячиком. После ужина мы все растянулись, ну и конечно, задремали, на широких диванах под потрескивание камина и пальбу в телевизоре. А до подъема в четыре утра осталось не так уж много времени.

На это раз самолет летел. Правда, только до Лос-Анжелеса вместо вожделенного Сан-Франциско. Приехав все к такой же длинной очереди, мы решили обмануть всех и сдать багаж на улице, где очереди не было. Но не тут-то было. «Сожалею, но помочь вам не могу, мэм. Ваш рейс из ЛА в СФ отменен» - жизнерадостно сообщил мне служащий, изображая легкое сочуствие, и широко заулыбался. . Мы засмеялись тоже. Так, смеясь, и стали в эту длинющую очередь. Время подпирало, пассажиров нашего рейса стали пропускать вперед.

Я уже успела устать и разозлиться опять - скорого конца этому, похоже, не предвиделось. Регистраторша мне не понравилась. Не улыбалась так широко, как положено. Она предложила нам билеты из ЛА в СФ аж на 11:30. Я в уме лихорадочно подсчитывала, когда я смогу попасть на работу. Тут своим отработанным голосом, она стала методично опрашивать нас - не оставляли ли мы вещи без присмотра и не просил ли кто-нибудь нас провезти что-нибудь. Я кисло пошутила по этому поводу. Она остановила на мне свой пристальный взгляд и сказала «Я серьезно вас спрашиваю, это вопрос безо..». Она еще не закончила про так полюбившуюся мне безопасность, а я уже вдохновенно и улыбаясь так широко, как только могла выдавала тираду на очень приличном английском языке..

«Это вы серьезны? И вы называете такое обслуживание серьезным?! Это я, кто серьезно хочет домой! До-о-мой и безопасно, а не торчать вторые сутки в аэропорту и слушать эту чепуху про безопасность и ваши благие намерения непременно осчастливить меня. За это удовольствие я заплатила два месяца назад, обеспечивая и вашу зарплату между прочим».

Мне стало легче. Через час мы были в ЛА.

Получив вещи, пошли на регистрацию опять. Изложила всю историю в сто первый раз маленькому, кругленькому мексиканцу за стойкой и спросила - есть ли какая-нибудь возможность ускорить наш перелет домой. Было шесть часов утра, а самолет только в 11:30. Надо сказать, что штат Аризона пошел своим путем, и не меняет время на зимнее. Поэтому полгода у нас время совпадает, а полгода – разница на час. Так что, мы как вылетели в шесть часов утра, так и прилетели в то же время. Нам предложили багаж отправить домой первым же рейсом, а самим попытаться стать в очередь на «stand by», то есть - на свободные места. Что мы и сделали. Облегченные, без чемоданов, мы пошли в следующую очередь.

За стойкой сидели три женщины, а перед ними выстроилась покорная цепочка пассажиров. Просто подойти и спросить что-то – невозможно. Не ответят. А очень вежливо объяснят, что нужно встать в очередь и, когда она подойдет, то тебе дадут полное внимание, терпение и обслуживание. И это, действительно, так . Если ты уже добрался до стойки, то можешь задавать любые вопросы, в любом количестве, проигрывать разные варианты. Никто не прервет, не поторопит, не выразит ни малейшего неудовольствия или нетерпения. Тебя обслуживают и это почти свято. Но если, после переваривания полученной информации, возникли новые вопросы, то придется опять стать в очередь.

Во всей этой отлаженной процедуре я допустила оплошность. Надо было все-таки пересилить себя и, сделав круглые глаза, соврать что-то, пусть даже совсем нелепо звучащее, типа, что дома грудной ребенок голодный. Уверена, что попала бы на следующий рейс.

А так нам пришлось погулять по окрестным магазинчикам. Позвонила на работу, почитала журнальчики в книжном магазине, перетрогала все сувениры, понюхала духи, и мы пошли подкрепляться.

Остановили внимание на аппетитных бутербродах. Осилить один бутерброд (сэндвич) можно - если уж очень голодный. Сколько их не ем, а до сих пор удивляюсь кулинарной фантазии. А если их готовят по заказу покупателя, то надо быть готовым ответить на кучу вопросов, какой хлеб, майнез или горчица, если горчица, то какая, потом вопросы об овощах, потом о мясе или рыбе. Я не выдерживаю такого мыслительного процесса и предпочитаю готовые сэндвичи.

После плотненького перекуса жизнь нам улыбнулась, и мы получили посадочные талоны на рейс в 9:30, который, как нам сразу сообщили, задерживался на час по метеорологическим условиям. У меня, грешным делом, закрались подозрения, что у этой авиакомпании даже метеорологические условия особенные. Но это был просто утренний туман в Сан-Франциско. Мне уже с трудом верилось, что я попаду на работу сегодня. «Каникулы» продолжались.

Когда нас позвали на посадку, было почти одиннадцать часов, и я решила проверить на мониторе - как обстоят дела с нашим первоночальным рейсом в Сан-Франциско в 11:30. Монитор, дружелюбно мигая, сообщал, что рейс отменен.

В полете я себя вознаградила за неприятности любованием побережья Тихого океана, величественным и живописным. Если бы не все эти приключения, вряд ли бы летела когда – нибудь по маршруту Лос-Анджелес – Сан-Франциско. Полета-то всего - на одну чашечку кофе.

В родном аэропорту наши чемоданы покорненько поджидали нас, а потом понеслось все как положено - машина, работа, приветствия, комплименты, сочувствия и ... компьютер.



Популярные новинки, скидки, акции
 

 

Перепечатка, публикация статьи на сайтах, форумах, в блогах, группах в контакте и рассылках НЕ допускается
Рейтинг@Mail.ru