Как быть счастливой и красивой
Чтобы просто радоваться жизни, женщине нужно столько знать и уметь

Читальный зал

Александр Мичло

В гостях у девочки-весны

Мы познакомились на Кубе, где отдыхали в одном отеле. Прекрасная аргентинская семья, и невозможно сказать - это папа, это мама, а это дети и их друзья. Они все равны для нас, и мы их всех любим.

Непростая дорога в двадцать два часа в воздухе закончилась. Весь путь от Москвы до Буэнос-Айреса мы преодолели в два прыжка. Небольшая передышка посередине на острове Сол - Берега Слоновой Кости в Африке. И вот - земля, земля под ногами.

На "автопилоте" проходим все таможенные формальности и вываливаемся в большое кольцо встречающих. Наши аргентинские друзья так и не верили до того, как увидели нас, измотанных сутками полета, что русские ребята откликнутся на приглашение и, купив недельный тур, приедут на другую сторону земли.

Море эмоций, объятия… Не до языка. И так все понятно.

Ловим свой трансфер, так называемая доставка из аэропорта до отеля.

Мобильные у встречающих нас Марио и Эльмы трещат каждую минуту. По упоминанию "руссиа" понимаю, что многие нас тут ждали и сейчас желают услышать, что наш приезд действительно состоялся.

Договариваемся, что сейчас мы с друзьями едем обстраиваться в отель, а вечером все встречаемся в доме Бареа. Воодушевлены все. Предвкушения предстоящей недели общения с семьей, с Буэнос-Айресом, с Аргентиной будоражат воображение. Появляется ощущение, что попадаешь в необыкновенную сказку. Что ж, мы готовы, и по-русски - душа нараспашку! Вперед… по чудесной стране маиса, говядины и гостеприимства.

Мы выезжаем на микроавтобусе с международного авиапорта Буэнос-Айреса и вскоре попадаем на широченную автокаду. Прямо и прямо, через весь город, над землей мы двигаемся километров тридцать. Громадный мегаполис, где небоскребы соседствуют с более скромными зданиями, принимает нас в свое сердце. Мы оказываемся на одной из центральных улиц Cerrito. И сразу наш отель "Presidente". Все без проволочек, дорожат репутацией. Номера. Долгожданный душ. Распаковка. Начинаем облачаться в цивильные доспехи. Все в темпе. Торопимся осмотреться, куда мы попали и что вокруг.

Весна в октябре только входит в свой зенит и чем-то напоминает наш сибирский июнь. Мы с друзьями по-летнему раздеты. Двух дней нам хватило почувствовать интенсивный ритм жизни столицы Аргентины. Сегодня вечером мы отправляемся на день рождения красавицы Сисилии - старшей дочки Марио и Эльмы. Именно на него она пригласила нас еще на Кубе. И мы решили так, между делом, сгонять. Что нам, сибирским парням, Огненная земля да Африка в нагрузку. Вот и похвастался. А так, вообще, стоим у отеля и ждем.

Ехать из центра до пригорода Bella Vista довольно далеко. И поэтому хозяева заказали для нас парочку такси. Мы, с присущей нам учтивостью, отправляемся на центральное событие нашего тура. Классная трасса. Муниципальные платные дороги. Аргентинцы за рулем - это нечто. Едут все плотно, быстро. Кстати, выпивать водителям разрешается. Но почему-то за всю нашу неделю пребывания в Аргентине мы не видели ни одной аварии. Лишь одно такси с помятым крылом я как-то высмотрел у отеля. Что поделаешь - развивающаяся страна, жизнь размеренная, хотя и по-испански импульсивная. Пока ехали, пошел дождь.

Накрылся бассейн, и плавки под культурным обликом оказались без надобности. Беда. Под проливным дождем и в темноте мы с трудом среди настоящего города особняков находим дом Бареа. Марио и Эльма с зонтиками встречают нас у входа. Метров сто по разным переходам, строениям и крытым террасам - мы оказываемся в большом зале.

Раздвижная стеклянная стена выходит прямо во внутренний сад. Тут же находится аргентинская печь. Заправляет огнем и мясом глава семьи Марио. Как оказалось потом, он приготавливал там традиционные блюда из говядины, от вкуса которых невольно задумываешься о … Нет слов. Но задумываешься… Даже забыл сказать, что все гости уже в сборе и очень нас ждут. Человек, наверное, сорок. И для многих русские - в диковинку. Кто откровенно выказывает свое любопытство, а кто и вообще вроде как нас не замечает. Ладно, подождем…

Никуда не деться от водки. Хотя и мы взяли с собой пару двухлитровых бадеек с ручкой, с помощью которых хотели постепенно влиться в цивилизованное гуляние с потреблением легкого алкоголя. Однако, на столах, как раз в районе "русского квартала", предусмотрительные хозяева упредили наше желание впасть в цивилизацию десятком бутылок "Абсолюта". Что ж, гулять, так гулять. Кто же от водки когда отказывался. Тронутые таким вниманием, искренне признаемся в большой любви обворожительной Сисилии. Произносим свой первый тост стоя. Каждого из нас попросили что-нибудь сказать по-русски.

Вспоминаем его и по очереди желаем имениннице счастья, любви и долгих лет жизни. Стрекочат кинокамеры… Момент века. За тридевять земель из глубины Сибири приехало пятеро молодых парней, чтобы поздравить крошку Сиси с ее днем Ангела! Пускай ей все завидуют, сегодня она правит бал. Получился грандиозный и величественный русский тост. С нами непременно все захотели "чокнуться" бокалами. Праздник прошу считать открытым…

Мы с друзьями ведем себя скромно. Не хотим, чтобы излишнее любопытство к нам смущало виновницу торжества. Счастливые родители полны эмоций и почти не присаживаются. Марио специально для нас приготавливает и подает через руки гостей изумительные колбаски "чориссо". Пробуем. Вах! И тут же первое интересное наблюдение. Молодые друзья и гости обращаются к отцу Сисилии просто по имени - Марио. И он ничего. И мама ее, Эльма, тоже. "Марио, подай…Марио, присаживайся…Эльма, скажи…" Представляете, я у Вас в гостях скажу Вашей маме: "Леночка, спой песенку". Или отцу: "Витек, ну что… жахнем по одной?" У нас бы жахнули, и не раз, но в другое место. А здесь нормально. Культура, однако.

Привыкаем и мы это слышать. Но ничего с собой не поделаешь, и никто из нас так и не обратился по имени к старшим. Как умудрились, не помню. А праздник в разгаре. Марио поет красивую испанскую песню. Класс! Аргентинцы любят петь и делают это с удовольствием. Помню, как еще на Кубе они буквально оккупировали каждый вечер зал караоке и с нетерпением ожидали своей очереди. Заслушаешься как поют. А мы что? Хуже? Поем и мы. "Рябину". Другую. Просят нас спеть про березу. Тактично перемежаем все тостами. А то как, не смочив горлышко?

О, молодежь переходит на водку! Много, не жалко, только как бы не опьянели. Це не текила. Та хоть и жахает неожиданно, ну да жить можно. А водка то, с непривычки - ай, что говорить? Беспокоимся. Смотрю, мои услуги переводчика уже не нужны. Странная вещь, но во хмелю стираются все языковые барьеры. Убедился. Общение идет плавное и во всех местах. Так вот. Про березу. Нашим аргентинским друзьям эта душевная песня так понравилась еще на Кубе, что они записали ее транскрипцию, и когда мы ее исполняли, нам многие ее подпевали. А потом еще спели и сами, без нашей помощи.

Мы действительно во многом похожи. Русские и аргентинцы. Такие же открытые души, такое же дружелюбие и искренняя радость жизни. Пускай они там называют старших по имени, от этого ведь никому хуже не становится. Ну а мы какие бываем не подарки? Одно только - синюхи накушаться, да стащить что-нибудь, - чего стоит? Что говорить? Не об этом речь. А то, что душа вместе с аргентинцами подпевает им нашу песню о березе.

Ага, дождались… Разведка донесла, что одни из самых равнодушных гостей - известная аргентинская поп-группа "Babanicolos". Трое молодых парней, которых мы потом наблюдали по MTV, потихоньку стали налегать на водку. Во всеобщем порыве, понятно. Такой знак расположения к нам. Желание приобщиться к нашей богатой культуре. Геллермо, сын Марио, уже приобщался к ней на Кубе. Тогда Эльма на следующий день говорила нам шутя: "No vodka, no…" И по-русски качала головой, вспоминая какой был вчера ее мальчик. Нынче Геллермо не рискует. Только музыкантов немного развезло. Броня.

Тем временем началось общение по интересам. Где-то поют, многие пошли гулять в сад. Очень много спрашивают про Сибирь. Мне понравилось уважение всех к пожилым родителям Эльмы и Марио. В общем, все были как бы вместе, и никто не грустил. Однако после тоста благодарности Сисилии за наш приезд - "Babanicolos" выбыли с банкета. Не, а мы вели себя прилично. Ведь у нас мощнейший антиполицай - наши эмоции. Да и притом есть чувство, что находишься не только в гостях у семьи, но и в гостях у всей страны. Это дисциплинирует.

Хотя и мы тоже оказались не пай-мальчиками. Отказавшись переночевать после окончания праздника у гостеприимных хозяев, сели в такси и отправились в отель. Причем видеокамеру по доброте душевной и вчистую расслабившись, оставили в такси. Пусть дядька тоже посмотрит, как мы умеем петь. Знай русских. Спасибо аргентинцам, дали нам свою камеру доснять оставшиеся дни в Буэнос-Айресе. А так ничего - хорошо посидели. Благо, пиво в Аргентине классное. Ну, это так, для подлечки, на утро. Ведь назавтра нам предстоит футбол. Большой футбол: Аргентина - Уругвай. Надо быть в форме.

Да ведь, по большому счету, и аргентинцам полезно узнать разок, как мы дома боремся с морозами и при этом та-а-к культурно себя ведем. А что вдруг потеряем, так это от широты души. Да и алкоголиками от разочка никто из них не станет.

Разве что музыканты недельку по футбольному отдохнут в ауте. Ну не беда, творческим людям впечатления нужны. А мы, русские парни поделимся эмоциями и принесем свою культуру хоть в любую страну. Лишь бы приглашали, да возможность была. Вам это никакой другой тост не напоминает? Пока.

BUENOS ФУТБОЛ

Бурно отметив двадцатилетие крошки Сиси мы возвращаемся в отель далеко за полночь и поэтому позволяем себе проваляться в постели до 9 утра. Сразу с подъемом следует звонок в resepthion, и вот спустя минуты три отворяется дверь, и в номере появляется милый ангелочек, латиноамериканской наружности, с тележкой, уставленной бутылками с холодным аргентинским пивком и всякими там чипсами, креветками, колбасками…

-- Раст-вуйте!

-- Здравствуй, наш ангел-спаситель! И вообще, доброе утро, Аргентина!

Обожди полчасика, дай русским парням принять этот нетипичный для тебя завтрак. Поверь, с нами будет все в порядке. Мы будем как огурчики, а болеть за тебя возьмемся не хуже самого фанатичного аргентинца. Итак, все наши устремления сегодня там -- на большом футболе. Аргентина -- Уругвай. Обождешь полчасика, страна?

Не желая доставлять лишних хлопот и материальных расходов нашим аргентинским друзьям, нам приходилось все время отбиваться от их попыток что-то сделать или где-то заплатить за нас. Тогда наши гостеприимные друзья стали ставить нас перед уже свершившимся фактом, что вот это приобретено для нас, это -- подарок, и нам нельзя обижать их отказом.

Таким образом, Геллермо -- сын Марио и Эльмы, сказал, что приобрел билеты для нас на латиноамериканский кубок (аналог чемпионата Европы по футболу). Марио, глава семьи, пригласивший нас в гости в Аргентину, подарил своему сыну Геллермо на восемнадцатилетие кредитную карту "American Exprese" с несколькими сотнями долларов на счету. Геллермо не преминул и похвастался подарком перед русскими амиго, мы похлопали его по плечу, мол все в порядке -- обычная вещь, кому кредитку, кому "Ferrary", а кому и солнышко в ладошки, каждому свое. Оно понятно -- это подарок -- папа всегда может контролировать расходы сына и, конечно же, приучать его к бережливости.

Наслышанные об оголтелости и отмороженности аргентинской торсиды -- а в Буэнос-Айресе почти каждый ее житель считает себя ярым фанатом своей сборной по футболу -- мы с друзьями одеваемся так, нейтрально, никаких там маек "Спартак -- чемпион", никакой водки в грелках, привязанных к животу, авось сольемся с толпой болельщиков и прокатим за своих.

Национальная футбольная арена Аргентины находится в непосредственной близости с портовыми терминалами. Огромные океанические лайнеры стоят на рейде. Все пространство вдоль дороги уже километров за пять до стадиона запарковано автомобилями.

Хорошо, что мы приехали на такси, поэтому быстро выскакиваем из машин прямо на проезжей части, и направляемся на эстакаду через хайвэй, ведущую прямо к стадиону, этому величественному сооружению, высотой примерно с двадцатиэтажку.

Метров за двести до входа мы попадаем в бело-голубой поток, одетых в цвета национальной сборной болельщиков. Никакой давки, Геллермо говорит, что это обычные жители города, а самые яростные фанаты уже часа за два до матча занимают свои позиции, и как мы поняли - в общем, происходит все то же самое, что и у нас в среде клубных фанатов, только все мощней, зрелищней и красочней.

Посмотрим… А пока первый стоп-контроль: мы входим в узкие проходы. Полицейские просят каждого из нас поднять руки - хлопки вдоль тела, металлоискатель, свободен. Все корректно и без обид. Мы уже на территории и через пятьдесят метров второй стоп-контроль, потом еще и третий. Серьезность подхода к исключению всякого рода инцидентов, плюс барражирующий в небе вертолет, внушают уважение.

На лицах у аргентинцев улыбки и ощущение праздника. Очень много детей. Заботливые родители покупают им бело-голубые футболки, трещотки и много чего еще -- просто не успеваю заметить. Мы торопимся, матч начался минуту назад, это было слышно по громогласному реву и взрывам контрабандно пронесенных фанатами петард. Как оказалось, нам пришлось пешечком подниматься на эту самую двадцатиэтажку -- у нас был самый-самый предпоследний ряд - как раз те места, с которых можно по максимуму насладиться этим грандиозным шоу -- латино-американским футболом, который немыслимо представить без своих верных болельщиков и фанатичной торсиды.

К десятой минуте матча мы наконец добираемся до своих мест. Трибуны уже давно живут своей жизнью. Всюду ловко снуют разноцветные коробейники с кока-колой, орешками и всевозможными сладостями. Причем пакетики с орешками и сладостями они так ловко кидают метров на пять, через несколько рядов, что достаточно просто поднять руку и тут же в твою сторону летит желаемое, остается только как у нас раньше в автобусах, передать через других болельщиков сущие центики.

Вернемся к футболу -- пока счет не открыт, но сборная Аргентины пошла в атаку. Что тут началось! У меня прямо над ухом завизжала какая-то труба, что десяток гудящих "КАМАЗов" по сравнению с ней -- комариный писк. Не знаю, как мои друзья, но если сказать, что я вздрогнул, когда услышал эту дудочку, то значит ничего не сказать. Атака аргентинцев закончилась. Уругвай, конечно, послабее - попинают мячик в центре поля и назад -- в оборону.

Нам же скучать не приходится, справа приближается живая волна. Вскакиваем и мы. Класс! Особенно когда смотришь на волну со стороны. Немного пообвыкшись, мы начинаем изучать обстановку на трибунах. Справа от нас и немного поодаль расположились самые отъявленные аргентинские фанаты. У них прямо поверх голов распущены национальные флаги и транспаранты. И все "кричалки" и другие приколы исходят из их опытных недр. Жаль, что я не поинтересовался у Геллермо, какое количество болельщиков присутствовало тогда на матче. Навскидку могу сказать - явно не меньше ста тысяч.

-- Вау! -- pardon, это мой вопль. Опять та самая дудочка слева над ухом. Так и родить можно. Глазея по сторонам, я прозевал "воздушную тревогу" в виде надвигающейся атаки аргентинской сборной. Да, думаю, тебя бы, аргентинский мужичок, в Россию зимой, в сорокаградусный мороз. Выдал бы я тебе унты, пенопласт под задницу и шкалик водки -- посмотрел бы, что почем -- хоккей с мячом! Я оглянулся, и что вы думаете? Мужичком со страшной дудкой оказалась миловидная девушка со товарищами, правда, дудка действительно оказалась внушительной двухметровой трубой, навроде такой, какие есть в африканских племенах, чтобы загонять стада слонов. Да, девчонки в Аргентине отрываются по полной. Спереди через ряд еще две амазонки лет по тринадцать в майках национальной сборной все время пытались докричаться до игрока под номером "8". И когда он оказывался у левой кромки поля, то раздавался пронзительный дуплет:

-- Ми-ге-ли-то! -- так они приветствовали своего кумира.

Тем временем первый тайм подошел к концу. Голов пока забито не было, и мне кажется, что мы с друзьями прониклись всеобщим настроением и ощущением праздника футбола.

В перерыве заказываем кока-колу и наблюдаем за трибунами. Геллермо указывает нам рукой налево, чтобы мы обратили внимание на отдельную кучку болельщиков Уругвая, приехавших на матч вместе со своей сборной. Их человек триста, им выделен специальный сектор на трибунах, причем в радиусе пятидесяти метров от их расположения - пустые места и по краям того периметра находится двойной кордон полицейских. Геллермо говорит, что Уругвай -- пограничная с Аргентиной страна и давний соперник во всех видах спорта. Вокруг этого соперничества давно бушуют страсти и победа в сегодняшнем матче особенно необходима и принципиальна.

Второй тайм начался, и мы как ни в чем не бывало вместе со всеми болельщиками улюлюкаем, стучим ногами и вскакиваем, поднимая вверх руки, участвуя в живой волне. Я стараюсь внимательно наблюдать за атаками аргентинцев, дабы пронзительно заорать:

-- Бей! - и этим мне удается подчас заглушить рев трубы для слонов. Болельщики рядом с нами конечно же слышат наши крики: "Пасуй", "Отдай налево", "Мазила", "Судью на мыло" и т.п. Геллермо на испанском говорит соседям, что мы из России и пришли сюда специально болеть за сборную Аргентины. Соседи поражены, увидев впервые в жизни русских и тем, что мы болеем за их страну, но, тем не менее, благодарно машут нам руками, говорят: "О'кей" и дарят национальные флажки. А девчушка слева предлагает мне самому извергнуть страшный рев, что я с удовольствием и делаю, как следует дунув в ее трубу, что оказалось значительно приятней, чем ее слушать.

Таким образом, мы развлекались примерно до восьмидесятой минуты матча. И вот этот знаменательный момент наступил:

-- Вау! Бей! -- кричу я. Сборная Аргентины приблизилась к штрафной площади.

-- Мигелито! -завизжали девчонки.

-- Пасуй!

-- Давай!

-- Го-о-о-л! -- содрогнулись трибуны. Все вскакивают на ноги, поднимают вверх руки, хлопают по плечу друг друга и обнимаются. Сборная Аргентины забивает гол за десять минут до конца матча. Над всем стадионом развивается невесть откуда взявшееся конфетти. "Уж не полицейские ли с вертолета его развеяли?" -- успеваю подумать я. Они тоже люди и также болеют за свою команду. Вся трибуна яростных фанатов в дыму -- там взрывают петарды. Всеобщее ликование длится все оставшиеся десять минут до конца матча. Победа! Victory!

Аргентина -- Уругвай 1 : 0

Наш русский коллектив, соскучившийся по победам российских спортсменов, радуется вместе с нашими аргентинскими друзьями. И уж, конечно, мы никак не могли отказать Геллермо, когда он пригласил нас отпраздновать это событие, вследствие чего мы провели следующие часов 6-8 в пивном ресторане-пабе, где под треск поглощаемых креветок, горячо и эмоционально вспоминали и обсуждали все перепитии прошедшего матча.

А я себя теперь частенько спрашиваю: "Что же мешает нам дома, в России, так сопереживать и радоваться за спортивные победы?". Вполне возможно - элементарное отсутствие креветок.

САФАРИ НА "МОРСКИХ ТАРАКАНОВ"

Приготовьтесь, нам предстоит занятие для настоящих мужчин. После привычного подъема в 6. 00 проверяем снаряжение: крем для загара, очки, фотоаппарат, видеокамера. Амуниция в порядке. Все остальное для морского сафари должно быть на яхте.

Настрой боевой. Мысленно я уже сжимаю в руке гарпун и мчусь по водной глади в поисках океанического чудовища. Это вам не суслика из норы водой выливать. Трепещи, морской гад! Русские парни выходят на тропу войны.

Всякий раз мы отправляемся из отеля в разные концы острова Свободы. Из наших маршрутов за две недели получилась бы идеальная паутина, покрывающая всю Кубу. Ежедневно мы проезжаем через различные города и деревни, но каждый раз захватывает дух от окружающей нас умиротворенности и экзотической природы. Сегодня передвигаемся в настоящем желтом автобусе. Вы видели такие в американских фильмах. В них обычно возят детей в школу, или заключенных туда-сюда. Едем большим коллективом, правда, без уже привычных нам персональных кондиционеров и пепельниц.

Простота реликтового автобуса не мешает веселиться двум бабулькам канадской наружности. Они прикалываются над своей подружкой. Та прямо вся в смятении. Оно и понятно. Рядом с ней - молодой, крепкий сибиряк. Спокойно так сидит, смотрит в окно. И не обращает на них никакого внимания. Канадки видать смекнули по дороге, что оказались в окружении русских, и давай подкалывать более везучую: "Луиза, у тебя... там... как? Все в порядке? Сейчас он на тебя... танком наедет. Помочь справится?" И все в таком духе. Недолго дамам пришлось молодиться. Наш желтый крокодил скоро доставил нас к причалу. Идем искать наш боевой корабль.

И что мы видим? У нас самая классная яхта - только для пятерых русских. Все же остальные туристы грузятся по тридцать-сорок человек. То бишь на прогулку. У нас - уютно, и никто не помешает добывать свои трофеи. Итак, пора вооружаться. Мне нужен гарпун.

Если кто-то считает, что применение крема для загара - занятие исключительно для настоящих леди, то он глубоко ошибается. Близость к экватору диктует свои правила. Умудренные опытом первых трех дней, успев превратится в негритят и с таким же успехом полностью обгореть, усиленно втираем крем на спину, лицо и плечи. Тем более весь день предстоит провести на солнце, без освежающего пресного бассейна. Ничто не должно отвлекать нас от сафари.

Пятнадцать метров белоснежной мечты под парусом и на умеренных парах устремляются в Атлантику. Команда, в составе крепких и загорелых капитана Мигеля и его помощника Энрике, лихо отдаляют нашу яхту от всех остальных. Все их движения уверенны и по-морскому слаженны. Мы абсолютно не знаем, что нас ожидает, и как всегда готовы к самому неожиданному. При случае - сотворим его сами.

Обдуваемые ветром и под брызгами волн с приятным удивлением обнаруживаем, что Энрике принес нам холодного бутылочного пива. Все как на Руси. Егерь, охотники и медведь. Правда, вместо водки - пиво и коктейли. И в любой момент. Уважаю традиции.

Поражает только, что на океаническом просторе моментально выветривается хмель. Молчаливый Мигель, не отходящий от штурвала ни на секунду, решает тоже потянуть пивка. С английским у команды туговато. Один Энрике разбирается в названиях напитков.

Мы предоставлены сами себе, и приступаем к обследованию. Находим лейбл "Дженерал Моторс". Понятно, у дяди Сэма сегодня жаркий денечек. Яхте около двадцати с лишком лет, но ухожена и выглядит идеально. В кубрике можно комфортно разместится, однако наверху интереснее.

Я впервые увидел дельфина. Он резвился невдалеке и иногда выскакивал из воды. Энрике бросает якорь. Под нами пять метров воды - мизерная глубина для океана. Мы снаряжаемся только ластами и маскою с трубкой. Вначале разведка. С ружьем для подводной охоты с нами погружается помощник капитана. Морские волки еще беспокоятся за нас. Ладно, пускай плавает.

Начинаем знакомство с подводным миром Атлантики. И сразу же - неописуемая красота. При погружении на два-три метра меня окружают стайки рыб, необыкновенных раскрасок, всевозможных размеров и форм. Много видов морских окуней, какие-то почти прозрачные рыбки, напоминающие длинный огурец с приделанным носом-иглой. Все они почти не боятся человека и проплывают, касаясь спины и плеч. А вот появились гигантские мешки с огромной пастью. Окраска у них пульсирует, в основном под цвет дна.

Я как будто оказываюсь в команде Кусто и с сожалением выныриваю на поверхность только за очередной порцией воздуха. Друзья невдалеке. С восторгом делимся первыми впечатлениями. Энрике уже на палубе и теперь мы вооружаемся кто ружьями, кто длинными палками с крюками на конце для ловли омаров. Шустрые бестии. Плавая на поверхности, с трудом высматриваешь их, прячущихся на самом дне.

Затем - погружение на пять метров. Давление воды ощущаешь всем телом. Если не удается с первого раза аккуратно подцепить за панцирь этого "морского таракана", то он с необыкновенной быстротой совершает подводный прыжок метра на три и замирает на новом месте. Пытаешься запомнить лежку и медленно всплываешь на поверхность. При резком подъеме начинает раскалываться голова, и все тело ломит от перепадов давления.

Учимся и осваиваем профессиональную охоту на ходу. Вернее, на плаву. После каждого полного погружения и, если повезет - всплытия, требуется небольшая передышка. За два часа мы добываем дюжину омаров и несколько раковин. Стрелять же по живым мишеням лично мне было как-то не себе, хотя я и поплавал с ружьем. Зато добываю несколько небольших кораллов.

Вот что значит коллектив! Все как по команде, одновременно устаем от довольно трудоемкой, но познавательной охоты. Поднявшись на палубу, начинаем классически, с размахиванием руками, описывать свои приключения и, конечно же, сравнивать трофеи. Полных неудачников не оказалось, и уже с освежающим пивком продолжаем обсуждать увиденное. Энрике поливает нашу добычу водой, взятой из-за борта. Приготавливать омаров необходимо живыми. Мы с удовольствием расходуем пару кассет на фотографии а-ля "морские волки". В этот момент испытываю чувство полнейшего триумфа - девушки могут отдохнуть, богатства забыты. Простор, яхта, друзья и бутылка пива! У наших ног морские гады и фортуна к нам благосклонна.

Таковы обязанности помощника капитана, что Энрике носится как вихрь. То он на парусах, то колдует над чем-то на камбузе, то несет нам холодненького пива. И жнец, и на яхте игрец. Мигель с достоинством, подобающим капитану, держит вахту у штурвала и отдает редкие немногословные команды своему помощнику.

Вскоре после окончания сафари Энрике накрывает стол на корме для уставших охотников. Омары, заготовленные командой еще в гавани, разделаны на удобные кусочки. Добавляем подлив и острые соусы. Еще - жареная картошка и, конечно, фрукты. В считанные минуты от великолепных блюд ничего не остается. Уже расслабившись, устраиваемся под солнышком, свесив ноги за борт. Перекур.

Через час наш боевой корабль причаливает к искусственному острову, куда уже давно пришвартовались другие более крупные яхты с туристами, укачанными морской прогулкой. Небольшой остров с магазином сувениров, кафешка и …приятная неожиданность - дельфинарий. Здорово! За пять долларов, под руководством инструктора, два дельфина, подцепив носами смельчака под пятки, совершают с ним круги по всей своей акватории. Не скажу, что выглядят они дружелюбно. Два ряда длинных зубов вызывают ощущение, что эти двухметровые млекопитающие в любой момент могут изменить своему принципу и устроить уже свое собственное сафари. Насторожившись, старюсь делать поменьше лишних движений. Ничего, у меня тоже зубы есть.

Тетка-инструктор предупреждает, что ни в коем случае нельзя хлопать ладонями по воде. Итак, есть контакт. Но, милые. Но, залетные! Пошел отсчет кругов. Хорошо идем! Забываю обо всем, кроме брызг, скорости и восторга. Ух! Я уже со всеми, и все еще под впечатлением. Одного из туристов дельфины отказались везти, не сделав даже полкруга, и стали подозрительно кружить вокруг, изредка тыкаясь в него своими приплюснутыми носами.

Инструктор издала пронзительный звук своим свистком и тут же нырнула и быстро поплыла к своим непослушным питомцам. Все уладив, она распорядилась, чтобы "отказнику" вернули его пять долларов, и объявила перерыв. Дельфинам-озорникам, наверное, необходимо иногда отдохнуть от людей. Идем осматривать остров. Туристы с прогулочных яхт скупают почти все сувениры. Раковины, ракушки, чучела морского ежа и маленьких крокодильчиков разойдутся по всему миру. Как память об Атлантике и морском сафари.

Мы возвращаемся первыми на свою яхту. Невозмутимый экипаж готов к отплытию. Какие сюрпризы на этот раз нам уготованы? С трудом удается объясниться с Энрике. Выясняю, что пойманные нами омары были совсем не обязательны в таком мероприятии для туристов, как морское сафари. Должна была быть прогулка по океану с легким, ознакомительным плаванием на поверхности. Притом на каждой яхте имеется большой запас разделанных морепродуктов. А сейчас нам предстоит пикник на другом острове с поглощением планового обеда и далее возвращение в базовую гавань. Недолго посовещавшись, вносим свои коррективы в предстоящий распорядок дня. Пикника на лужайке не будет, а будет продолжена охота и обязательно потом обед из внепланово добытых нами омаров.

Проснулся неистребимый охотничий азарт, и команда с нами не спорит. Энрике снова приготавливает снаряжение. Мигель каким то неведомым образом - по поверхности океана определяет "рыбное место", богатое на морскую живность. Мы уже без оружия, любуемся подводным миром и ищем раковины. Найдя очередную, поднимаюсь на палубу. Она отличается от остальных своим маленьким размером.

Энрике дает мне понять, что это очень редкая раковина, такие охраняются государством, и что ее все равно потом не пропустят на таможне, да еще штраф заставят платить. За борт. Пусть живет, редкая штучка. Мастер на все руки, Энрике, тем временем умерщвляет с помощью молотка и гвоздя обитателей закрученных в спираль домиков. И при этом поливает их соленой водой. Что-то увидев, зовут друзья и я возвращаюсь. К нам в гости пожаловала мурена. Уж к этой твари мы приближаться не намерены. Так, изучаем ее с расстояния. Черная, длиною в метр, рыскает по дну. Под пристальным вниманием пяти пар глаз хищница долго не выдерживает и удаляется в более спокойные места. Периодически поднимаемся все на борт, чтобы в который раз смазать солнцезащитным кремом разъедающий от маски и соли лоб. Немного погодя следует опять нырок в пучину.

Океан безмолвствует, а мы, словно одержимые, никак не желаем с ним расставаться. Где еще и когда доведется насладиться этой удивительной подводной сказкою? Тайны Атлантики как бы приоткрыли нам свои двери, да вот только ее старожил - Энрике, доселе невозмутимый, уже показывает пальцем на часы. Впереди обед и возвращение на берег. Что ж, прощай Атлантика! Даст Бог, еще свидимся.


Перепечатка, публикация статьи на сайтах, форумах, в блогах, группах в контакте и рассылках допускается только при наличии активной ссылки на сайт http://www.ladyfromrussia.com.
Рейтинг@Mail.ru